Пн. Сен 28th, 2020

Официальных теннисных турниров не будет минимум до начала августа. А, возможно, и дольше – например, сейчас много обсуждают сценарии проведения US Open (эту тему мы осветим после 15 июня, когда появится какая-то ясность).

Но с каждой неделей проводится все больше выставочных турниров. Большинство из них проходят в привычных форматах – либо в каноническом трехсетовом, в котором играют в туре, либо в уже знакомом Fast4 (сеты до четырех геймов, тай-брейк при счете 3:3, в геймах решающее очков при счете «ровно»). Но тренер Серены Уильямс Патрик Муратоглу придумал революционное развлечение.

Четверти из баскетбола, карточки из уно и максимальная интерактивность

Француз запустил серию турниров Ultimate Tennis Showdown, которые будут проходить каждые выходные начиная с 13 июня. Основная фишка соревнований – формат.

Тренер Серены выдумал, что теннис умирает, и спасает его форматом из баскета и волшебными карточками

Матчи похожи на смесь баскетбола и тай-брейка:

• Встречи делятся на четыре четверти по 10 минут, между которыми 2-минутный перерыв;

• По ходу четверти игроки по очереди подают по два раза. Побеждает тот, кто взял больше очков за четверть;

• Если к концу счет равный – проводят решающий розыгрыш;

• В отличие от баскетбола каждая четверть начинается с 0:0, а в матче побеждает взявший больше четвертей; 

• Если по четвертям счет 2:2, то играют «раунд внезапной смерти» – подают по очереди (причем подающий выбирает квадрат) и выигрывает тот, кто первым возьмет два очка подряд.

• Кроме того, для динамичности между розыгрышами включается таймер – не дольше 15 секунд.

А еще на турнире облегчены правила поведения: можно ломать ракетки, браниться, спорить с судьей (на это время даже останавливают таймер) и консультироваться с тренером – причем только на английском, чтобы разговор понимало максимальное количество зрителей.

И по ходу пауз в матче игрокам дают гарнитуры, и они обязаны отвечать на вопросы, которые присылают зрители или придумывают комментаторы на месте.

А чтобы все было совсем драматично, игрокам дали прозвища, которые использует даже судья. Поэтому, если Стефанос Циципас вел в счете, можно было услышать такие вещи, как «1:0, Греческий Бог», а когда Люка Пуй хотел поболтать с тренером, арбитр объявлял: «Тренерский перерыв, Французский Флер».

Кроме Циципаса и Пуя, на турнире еще играют Маттео «Молот» Берреттини, Ришар «Виртуоз» Гаске, Давид «Стена» Гоффен, Фелисиано «Тореро» Лопес, Бенуа «Бунтарь» Пэр, Алексей «Снайпер» Попырин и Дастин «Художник» Браун. А еще Доминик Тим, которого почему-то назвали просто Доми.

Но это все ерунда по сравнению с системой влияющих на ход матча карточек, выдернутой то ли из уно, то ли из какой-то компьютерной игры. Интересно, что история с карточками менялась прямо по ходу пьесы. Изначально анонсировали семь вариантов:

• Соперник лишается первой подачи;

• Утроение очков за удар навылет;

• Не два розыгрыша на подаче подряд, а четыре;

• Соперник должен выиграть розыгрыш максимум за три удара;

• Удвоение выигранного розыгрыша;

• Три подачи вместо двух;

• Соперник обязан идти к сетке после подачи.

Но в итоге оставили только первые четыре.

Ришар Гаске выигрывает три очка одним виннерсом

Еще изначально говорилось, что карточки игрокам выделяет алгоритм – по четыре штуки на матч. Тот же алгоритм определяет, сколько розыгрышей они будут действовать. Но в итоге оказалось, что по две карточки игроки выбирают сами и действуют они на протяжении двух розыгрышей.

Получилось интересно, но не сногсшибательно

Муратоглу утверждал, что хочет создать игру, в которой постоянно случается что-нибудь, заставляющее вскочить с дивана, – и этим его выставка должна отличаться от обычных турниров, где якобы бывают отрезки, когда 20 минут не происходит ничего.

В целом у него получился хороший и бодрый формат выставочного тенниса, который на бумаге выглядел более радикальным и захватывающим, чем в реальности. Когда, например, Пуй отыгрывал у Лопеса отставание в три очка за минуту до конца четверти, даже появлялся небольшой нерв. Но в целом особого напряжения не было.

По сути, мы получили очень длинный тай-брейк. Но после обычного сета он имеет больший вес – ведь он определяет исход где-то 40 предыдущих минут. А десятиминутная четверть не успевает разогнаться и набрать этот вес – особенно с учетом того, что в отличие от баскетбола во время перерывов в игре время не останавливается, так что собственно тенниса получается намного меньше 10 минут.

Решающий розыгрыш четверти тоже выглядит довольно квело – система качелей до разницы в два, конечно, отнимает больше времени, но напряжение создает нереальное. И раунд внезапной смерти в матче Лопеса с Пуем, например, получился не зубодробительным, а комичным, потому что судья запутался в счете и драма скомкалась.

Интерактивность тоже не особо подняла качество зрелища. Например, требование говорить по-английски привело к тому, что тайм-аут между испанцами Фелисиано и Марком Лопесом получился потрясающе содержательным – Марк просто несколько раз сказал, что Фели невероятный и играет невероятно, и вообще все было невероятно.

Ожидать глубины и аналитичности от интервью с игроком, который еще не отдышался после 10 минут на корте, тоже напрасно. Особенно если ему задают максимально абстрактные вопросы в духе «Что ты чувствовал перед последним розыгрышем?». Правда, Пуй во время такого интервью один раз сказал fuck – но сммщики турнира вырезали это из видео, выложенного в соцсети. Хотя Муратоглу говорил, что брань на эмоциях – нормальная часть жизни, которую не стоит цензурировать.

И судьба тоже поиздевалась над французом. Баскетбольный формат матчей он обосновал тем, что так будет четко известно, когда игры начнутся, и болельщики будут точно знать, во сколько включаться на любимого теннисиста. Но в первый же день его турнир столкнулся с главным врагом тенниса – дождем, из-за которого все субботние матчи перенесли на понедельник (а воскресные играли, как планировали). 

Наверное, лучше всего такой формат можно охарактеризовать произнесенным без особого энтузиазма «ммммм, прикольно». Он вполне имеет право на существование, но воссоздать динамику и нерв настоящего тенниса неспособен. Хотя, пожалуй, и может привлечь новых зрителей, которые пока не готовы разбираться в деталях системы ведения счета и смотреть длинные матчи.

Обоснования появления турнира – недомолвки, манипуляции, а иногда просто вранье

Наибольшее отторжение UTS вызывает не из-за баскетбольных четвертей, непривычных карточек или даже дурацких прозвищ. А из-за того, что Муратоглу построил концепцию на ложных основаниях.

Во-первых, он утверждает, что теннис смотрят только пожилые люди, а молодым устаревший формат не интересен. «Сейчас средний возраст теннисного болельщика – 61 год, и это слишком много. Теннису не удается обновить фан-базу, и это серьезный повод для беспокойства, потому что перспективы выглядят не очень радужно», – говорил француз на прошлой неделе. А «61 год» еще и постоянно встречается на сайте UTS в рассказах, зачем вообще нужен этот турнир.

Тренер Серены выдумал, что теннис умирает, и спасает его форматом из баскета и волшебными карточками

Вот только Муратоглу, видимо, научился манипулировать статистикой у Серены, которая однажды обвинила антидопинг в расизме на основании неполных данных. 61 год – действительно средний возраст теннисного болельщика. Вот только это болельщик, который в США смотрит матчи ATP по телевизору.

Однако мир не ограничивается США, а поклонники тенниса – телезрителями. Чтобы обосновать вывод о стареющей фан-базе, нужны данные: средний возраст аудитории стриминговых платформ, подписчиков в соцсетях, зрителей на ютубе, проценты досматривания матчей для разных возрастных категорий и другие метрики вовлеченности. Маттео Берреттини в ответ на ремарку про 61 год удивился – потому что на турнирах видит много детей. И это не знак, что итальянец чего-то не понимает. Скорее это приговор выбранной Муратоглу статистике.

Еще Муратоглу считает, что в теннисе сейчас мало интересных персонажей, потому что правила поведения слишком строгие. Цитата с сайта турнира: «Сейчас нет Макинроя, Коннорса или Борга – игроков, которые открыто демонстрируют эмоции и яркие характеры. Нет персонажей, нет историй. Игроки отличные, но все одинаковые – одинаковая игра, одинаковый стиль, одинаковый характер. С ними трудно почувствовать личную связь. Но виноваты не игроки, а система».

И тут можно спорить примерно с каждым словом. Борг демонстрировал эмоции? Тот самый Борг, которого называли Айсборгом? Тот самый Борг, который сознательно скрывал чувства под холодной маской, потому что это помогало побеждать?

Нет персонажей и нет историй? Даже среди участников его турнира есть Дастин Браун – с длиннющими дредами и рассказом о поездках по турнирам на хиппи-микроавтобусе. Есть Бенуа Пэр с розовыми волосами, пышной бородой и иногда даже чрезмерно подвижной психикой. Есть, наконец, Циципас – либо вдумчивый и глубокий, либо пафосный позер, в зависимости от восприятия. Каждый из них может процитировать Келли из «Офиса» и спросить Патрика: «Во-первых, как ты смеешь?»

Тренер Серены выдумал, что теннис умирает, и спасает его форматом из баскета и волшебными карточками

Слишком строгие правила убивают характеры? Но они не помешали появлению Кириоса и не отбили у Медведева желание показать средний палец трибунам или долбануть по судейской вышке ракеткой. И Муратоглу сам себе противоречит. В другом интервью он сказал, что скандал с участием Серены в финале US Open-2018 был лучшим днем для тенниса, потому что все о нем говорили. Случился бы этот скандал, если бы не строгие правила и строгий судья? Нет. И, по логике самого Патрика, теннис бы потерял аудиторию.

В интервью француз все время вспоминает времена Макинроя и Коннорса, но почему-то не рассказывает, что тогда правила были такими же строгими и этих ребят постоянно штрафовали и наказывали за их нарушения. И привлекательными бунтарями они как раз выглядели на контрасте – в чопорном теннисе вдруг начали кричать и обзывать судей «абортом».

Получается, что вместо аспектов, где у тенниса есть реальное пространство для прогресса, Муратоглу сосредоточился на выдуманных проблемах. Хотя в турах действительно можно многое улучшить. Например, активнее продвигать парный разряд, где матчи полны динамичных и зрелищных розыгрышей на огромных скоростях. Увеличивать взаимодействие топов мужского тура с лучшими женщинами. Ведь все помнят, как мир сходил с ума, когда Шарапова в Риме потренировалась с Надалем или когда Маррей на «Уимблдоне» играл микст с Сереной.

Единственное, что в этой истории радует, – что Муратоглу, кажется, отказался от идеи менять ATP и WTA. По крайней мере, в нескольких разговорах с журналистами он говорил, что не собирается навязывать UTS. Этим турниром он делает свою историю и пытается доказать свою правоту. Посмотрим, что из этого выйдет.  

Тренер Серены призывает к революции в теннисе: чтобы не было скучно, хочет отменить правила поведения и повторы

Джон Макинрой в 1981-м выдал самую знаменитую тираду в истории тенниса. Она принесла ему больше славы, чем все титулы

Политик в США объясняла, что на кортах теперь нельзя трогать чужие balls (мячи). И хихикала, ведь это еще и яички

Подписывайтесь на лучший инстаграм о теннисе

Фото: Gettyimages.ru/Daniel Pockett, Chris Trotman, Alexander Hassenstein

Источник: sports.ru

от Admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.